?

Log in

Из набора

Май 2014

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Трансляция

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com

Предыдущие 10

26 сент, 2021

Из набора

ЖУРНАЛ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КОМИССИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ ПАЛАТЫ, ПРЕЗИДЕНТА ФОНДА ИЗУЧЕНИЯ НАСЛЕДИЯ П.А. СТОЛЫПИНА

________________________________________________________


"Власть есть хранительница государственности и целости русского народа"


П.А. Столыпин

6 май, 2014

Из набора

Россия не Европа

7 окт, 2013

Из набора

На выступление Президента

Заявление Путина на заседании Совета по культуре – это не просто слова. Это фактически прямое указание Правительству РФ и профильным министерствам о необходимости пересмотра образовательных программ для школьников. Отрадно, что все, о чем мы уже больше года говорим на всех заседаниях Комиссии ОП по культуре, нашло свое отражение в речи Президента. Мы, в первую очередь, выступаем за увеличение количества уроков литературы в школе - 2 часа сейчас, это недопустимая ситуация! Кроме того, мы ратуем за возвращение в школу уроков пения, за воссоздание в школах хоровых коллективов. И теперь, после выступления Путина, есть большой шанс на то, что Министерство образования всерьез задумается об изменении школьной программы, существенно усилив ее гуманитарную составляющую.

Следует отметить, что многие наши инициативы уже поддержаны на высшем уровне. Только за последний год при поддержке Президента и Правительства воссоздано Всероссийское Хоровое Общество, председателем Попечительского совета которого стала вице-премьер Правительства Ольга Голодец. Кроме того, мы добились, что сводный детский хор из всех регионов России впервые будет участвовать в церемонии закрытия Зимней Олимпиады – 2014 в Сочи.

Теперь важно, чтобы слова Президента не «повисли в воздухе», надо чтоб министерства приняли их как руководство к действию. В первую очередь, надо выработать системную методику преподавания литературы в школе, об этом мы тоже неоднократно говорили на наших мероприятиях. Также необходимо разработать программу по музыке для детских садов и школ. Но эти методики не должны рождаться только в чиновничьих кабинетах, к их разработке обязательно нужно подключать профильное экспертное сообщество. Для этого можно использовать как площадку Общественной палаты, так и общественные советы при министерствах, которые сейчас формируются при нашем активном участии.

Думаю, в ближайшее время мы проведем слушания в ОП, посвященные теме гуманитарного образования школьников с участием профильных экспертов – преподавателей, психологов, научных работников и видных деятелей культуры.

19 июн, 2013

Из набора

Вселяет оптимизм

Вселяющая оптимизм новость пришла на днях из Минобрнауки России. Дмитрий Ливанов в интервью РИА-Новости сказал буквально следующее: "Я слышал предложения создать единый учебник литературы, мы внимательно изучаем эти возможности… . Если будет необходимость, можно рассмотреть создание единых учебников и по другим предметам".

Не буду сейчас говорить о других предметах, но о необходимости создания единого учебника по литературе мы били во все колокола весь последний год. За это время проведено три слушания в Общественной палате, я лично, наверное, посвятил больше сотни выступлений в средствах массовой информации этой проблеме. И то, что Минобрнауки наконец-то начинает нас слышать дает основания надеяться, что скоро начнет и действовать.

Несмотря на оголтелую пропаганду, которая велась все это время против меня лично и против предложений по разработке единого учебника, я по-прежнему убежден, что такой учебник сегодня так же необходим, как и учебник истории. А может быть даже более необходим, потому что для России ее классическая литература имеет особое, где-то даже сакральное значение. Это нравственный хребет страны, и как любой хребет предполагает целостность, в том числе и в виде единого учебника. Его нельзя растаскивать на позвонки – рассыплется.

Зарубежный опыт изучения литературы, к которому аппелируют некоторые из моих оппонентов, для нас абсолютно неприемлем, потому что не учитывает одну важную особенность – «Поэт в России - больше, чем поэт», и если продолжить: «Поэт в ней - образ века своего и будущего призрачный прообраз». Нам литература заменила, на повседневном уровне, философию. У Достоевского, Гоголя и других великих классиков находим мы ответы на вопросы, которые, казалось бы, нужно искать у философов. Эту особенность, эту российскую традицию никак не хотят учитывать нынешние «западники»-евроцентристы.

Но зато похоже начинают понимать в Минобрнауки России. Если это так, и работа над новым учебников все же начнется, очень важно, чтобы она носила открытый характер, чтобы в ней могли принять участие не только специалисты министерства и его институтов, но и широкие слои педагогического сообщества, и всего общества в целом.

Поэтому хочу еще раз вернуться к последним инициативам и призвать педагогов-литераторов страны создать свою общественную организацию, которая могла бы сыграть важную роль, в том числе и в разработке нового учебника по литературе

18 июн, 2013

Из набора

Нужен второй урок

Участники слушаний «Хоровое пение¬ – основа урока музыки в общеобразовательной школе», которые организовала в Общественной палате наша комиссия по культуре и сохранению историко-культурного наследия не поддержала проект программы по музыке для детских садов и школ.

Проект разрабатывался специалистами Минкультуры России и Института развития образования в сфере культуры и искусства и в их профессионализме сомневаться не приходится. Однако участники слушаний, среди которых были известные деятели искусств, школьные преподаватели музыки (в том числе и из регионов), представители экспертного сообщества единогласно высказались против данной программы.

Представленный Минкультуры России и Институтом развития образования в сфере культуры и искусства документ предусматривает несколько этапов обучения ¬– для дошкольных учреждений, для 1-4 класса и для 5-9 классов общеобразовательной школы. Предполагается, что на уроках будет отводиться время на прослушивание музыки, обучение музыкальной грамоте, игре на музыкальных инструментах и хоровое пение. При этом на хоровое пение отводено 15 минут. Учитывая, что в школах сейчас проводится только один урок музыки в неделю, очевидно: этого времени не хватит даже для минимально качественного обучения хоровому искусству.

На это обратили внимание практически все выступавшие на слушаниях эксперты. По общему мнению, необходимо отводить музыкальному развитию, по меньшей мере, два урока в неделю. Были, конечно, разногласия, так сказать, «тактического» плана: кто-то предлагал назвать предмет «музыка и пение», кто-то – ввести два разных предмета «музыка» и «пение», но все были единодушны в том, что хоровой компонент нужно усиливать. Такое единодушие на наших слушаниях большая редкость.

Я прекрасно понимаю разработчиков проекта программы: они ее готовили исходя из сегодняшних условий и того положения дел, которое сложилось. И готовили, надо сказать, в весьма сжатые сроки. Поэтому я был искренен, когда благодарил их за проделанную работу. Однако я считаю, что нужно кардинально менять эти условия и исправлять это положение.

Всероссийское хоровое общество сейчас работает над концепцией развития хорового искусства. Мы к этой работе привлекли лучшие силы страны, представителей науки, образования и культуры. Это большой документ, в котором будет особое внимание уделено преподаванию пения в школе. Так же как и участники слушаний, разработчики концепции убеждены, что пению и музыке необходимо отводить два урока в неделю. Возникает закономерный вопрос: где найти этот дополнительный час? Мое личное мнение - если в школе станет одним уроком иностранного языка или физкультуры меньше, то уровень подготовки детей по этим предметам заметно не пострадает, зато пользы для их гармоничного развития будет несоизмеримо больше.

23 май, 2013

Из набора

После слушаний «Литература в школе: есть ли будущее?»

Как и следовало ожидать, мои предложения по разработке единого универсального учебника по литературе вызвали серьезные споры на слушаниях в Общественной палате «Литература в школе: есть ли будущее», которые мы проводили 20 мая.

Приглашая на слушания экспертов и специалистов, мы пытались собрать за одним столом как сторонников этих инициатив, так и противников. К сожалению, большинство из наших оппонентов не смогло найти времени для серьезного обсуждения этого вопроса. Тем ценнее было участию политолога и журналиста Николая Сванидзе, профессора Мариетты Чудаковой и других несогласных с этими предложениями. Поэтому я хочу выразить свою благодарность в первую очередь им: благодаря их ярким выступлениям состоялось не «галочное» мероприятие, а живая дискуссия. Ну и конечно огромное спасибо всем, кто поддержал мои инициативы: журналисту Петру Толстому, психологу Александру Свияш и многим другим.

Вообще-то мы всегда пытаемся на площадке комиссии по культуре и сохранению историко-культурного наследия собирать людей противоположных взглядов и мнений, чтобы каждый мог в открытой публичной дискуссии отстаивать свою точку зрения. Это хоть сложнее для нас, как организаторов, но зато всегда продуктивно. Не всегда мы приходим к единому мнению, но я считаю, что в этом и заключается смысл демократия.

Конечно, мы не пришли к единому мнению и по этому вопросу. Я по-прежнему уверен, что чехарда со школьными учебниками ведет к вымыванию воспитательной роли русской литературы и литературы вообще. Оппоненты уверены что, как преподавать этот предмет в школе должен решать непосредственно учитель.

Но по многим позициям наши мнения совпали: о необходимости пересмотра образовательных стандартов по литературе, о недопустимости слияния русского языка и литературы в единый предмет «русский язык и литература», об увеличении часов преподавания литературы, о создании Всероссийского литературного общества.

По последнему пункту вопросов практически ни у кого не возникло: все понимают необходимость создания такой общественной организации, это «площадка», на которой объединятся все школьные и вузовские преподаватели литературы, ученые-литературоведы, и которая сможет исправить сложившееся в школах положение.

Предваряя возможные вопросы, хочу сразу сказать: я готов всеми силами помогать такому обществу, особенно на процессе его создания, но принимать какое-то «функциональное» участие в его деятельности не смогу, так как должен сосредоточиться на деятельности Всероссийского хорового общества, исполнительным директором которого избран.

26 апр, 2013

Из набора

Кайзер Вильгельм II: «Если бы у меня был такой премьер-министр, как Столыпин ... »

Недавно, 14 апреля было 151-летие выдающегося российского реформатора Петра Аркадьевича Столыпина. Это, к сожалению, прошло незамечено для средств массовой информации. Можно конечно сказать, что дата не юбилейная, что в прошлом году отмечалось 150-летие Столыпина, был даже установлен памятник. Все это так, но вот достаточно ли? Ведь любая такая
дата - хороший повод еще раз посмотреть на сегодняшнее состояние дел в России, попытаться что-то осмыслить в нашем прошлом, подумать о путях дальнейшего развития страны. Создается впечатление, что не любят у нас вспоминать собственный положительный опыт. Например, экономисты часто делают сравнения с 1913 годом, но при этом начисто
забывают, что успехи этого года были напрямую связаны со столыпинскими реформами. Мало кому приходит в голову, что незадолго до этого были: тяжелое поражение в русско-японской войне, революция 1905 года, крестьянские бунты, разгул преступности и политического терроризма, сепаратистские настроения в различных частях огромной империи. И за каких-то несколько лет страна не только возрождается, но и становится во всех отношениях мощнее, чем когда-либо до этого. Но у нас, судя по некоторым публикациям, в общественном сознании крепко засели только«столыпинские галстуки» и «столыпинские вагоны» (либералы во все времена умели броско формулировать).

Учрежденные при Столыпине военные трибуналы действовали в отношении выступавших с оружием в руках террористов и за все время своего существования осудили около 800 человек. Много это или мало? Конечно много. С точки зрения мирного времени. А если от их рук к тому времени погибло около 34 тысяч гражданского населения? Если несмотря на всю политическую составляющую их деятельности, это были люди, пытавшиеся развязать гражданскую войну в стране и без того погруженной в хаос? А в результате этой непопулярной и жестокой меры к 1909 году волна террора была сбита, и императора Николай II можно было увидеть гуляющим по Марсовому полю практически без охраны.

При Столыпине естественный прирост населения составил 16,8 процента, страна перед первой мировой войной вышла на пятое место в мире по темпам экономического роста. Французский экономист Эдмон Тэри в 1913-1914 годах проводил серьезные исследования по России. По его оценкам к 1948 году население России должно было составить 343,9 млн. то есть больше чем население Франции, Австро-Венгрии, Англии, Италии и Германии вместе взятых! В своем докладе для французского правительства он пишет: «Если у большинства европейских народов дела пойдут таким же образом между
1912 и 1950 годами, как они шли между 1900 и 1912 годами, то к середине настоящего столетия Россия будет доминировать в Европе как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношениях».

Именно при Столыпине начал решаться всегда остро стоявший в России аграрный вопрос. С одной стороны разрушалась крестьянская община, но зато был создан очень эффективный механизм сохранения свободного крестьянского труда. Через Крестьянский банк под 5 процентов годовых выдавались ссуды. Если крестьянин работал эффективно, то ссуду со временем списывали. Эта мера позволила избежать возникновения латифундий, появились тысячи новых населенных пунктов на Алтае и Сибири.

Успехи реформ Столыпина очевидны для любого объективного исследователя. В России были созданы эффективные органы управления и самоуправления, строились школы (он уделял большое внимание развитию образования), бурно развивались науки, строились железные дороги. Сейчас можно много говорить про «объективные причины» и о том, что «история не терпит сослагательного наклонения», но я убежден: если бы ни убийство Столыпина, то сегодня Россия была бы самой мощной мировой державой.

Больше 1О лет занимаясь исследованием наследия Столыпина я понимаю что главный секрет успеха его реформ в том, что в их основе лежали не копирование чужого опыта, не попытки перенести на Россию английскую или германскую модели развития, а выбор собственного пути. Пути, который не отвергал традицию, но при этом открывал новые возможности для развития. Главное, что ему удалось сделать - это пробудить дремавшие в русском человеке силы и таланты, создать условия для самореализации независимо от положения «на старте».

Сейчас перед Россией вновь стоит задача реформирования. И здесь многое зависит от личных качеств тех, кто их проводит. Столыпин пережил 10 покушений, работал в атмосфере ненависти и неприязни всех кругов общества от крайне левых до крайне правых. Он не был похож на тех, кто проводил наши реформы 90-х. Управляя огромными финансами сам жил небогато: даже самые ярые недруги не могли упрекнуть его в мздоимстве или воровстве. Это был кристально честный человек, который может быть примером подражания для любого политического и государственного деятеля. Недаром в 1937 году бывший император Германии Вильгельм П, находясь в изгнании, писал в своих воспоминаниях: «Если бы у меня был такой премьер-министр, как Столыпин, немцы не проиграли бы ни одной своей войны и не наделали бы кучи ошибок».

25 апр, 2013

Из набора

Члены Общественной палаты пойдут к «дому Болконского»

Для оценки конфликтной ситуации, связанной с реставрацией дома князей Волконских, 29 апреля 2013 года в 10.00 возле него соберутся члены комиссии по культуре и сохранению историко-культурного наследия Общественной палаты России (адрес: ул. Воздвиженка д. 9).
Исторический памятник XVIII - дом князей Волконских (Возвиженка 9) принадлежал деду Льва Толстого Н.С. Волконскому. По мнению исследователей, писатель описал именно это здание как дом князя Болконского в романе «Война и мир». Он же считается и литературным адресом «Анны Карениной». В настоящее время планируется возвести над историческим зданием дополнительный этаж. Это, по мнению выступающих против такой «реставрации» защитников культурного наследия и многих общественных деятелей, изуродует памятник архитектуры.

23 апр, 2013

Из набора

(без темы)

21 апреля 2013 г. 17:37
«Наказание без преступления»
Бурная реакция средств массовой информации на мою позицию относительно преподавания в школе предмета литературы заставляет еще раз обратиться к этой теме. Тем более что определенная ангажированность некоторых моих оппонентов и подмена понятий очевидны. Так как во многих СМИ и блогосфере больше внимания уделяется не моим предложениям, а моей биографии, начну, пожалуй, с нее.

Читать дальше...

17 апр, 2013

Из набора

Профессионалов почему-то не спрашивают.

Любой, кто сегодня возьмется проанализировать выступления СМИ относительно предложений по изменению подходов к преподаванию литературы в школе, наверное, останется в твердом убеждении, что почти все общество клеймит позором инициатора этой полемики. Хотя полемикой все это, конечно, назвать сложно. Так, набор ругани уверенных в своей правоте господ. Ничего по существу, зато много по форме. Не думаю, что их даже особо интересует суть вопроса. Во всяком случае, ни одного  дельного предложения я, внимательно читая все, что они писали, не обнаружил. Едкие замечания, броские эпитеты, в общем, обычное  красивое пустословие, в котором некоторые наши интеллигенты эпохи потребительского общества настоящие виртуозы.
Однако то, что их так много в средствах массовой информации, отнюдь не значит что их вообще - много. Сторонников изменения школьной программы по литературе гораздо больше. И  уровень их гораздо выше. Как, например, профессиональный уровень авторов письма, которое я привожу ниже. СМИ такие письма тиражируют неохотно. Не в чести нынче профессионалы. Как говорится - «не формат».
Письмо хоть и большое, но публикую без сокращений.

Дурной пример

В январе 2013 года в поле широкого общественного обсуждения оказалась «Примерная программа по литературе», созданная лабораторией литературного образования ИСМО РАО под руководством д.ф.н. проф. Б.А. Ланина (Русский язык и литература: Примерные программы среднего (полного) общего образования. 10-11 классы. М., 2013). Скандал в средствах массовой информации во многом был инициирован жесткими политическими заявлениями Г.А. Зюганова и С.М. Миронова. В результате Министерство образования и науки было вынуждено доказывать свою непричастность к созданию этого продукта, а на сайте Российской академии образования появилось объяснение автора программы (http://www.raop.ru/index.php?id=1247&searched=%C1.%C0.+%CB%E0%ED%E8%ED&highlight=ajaxSearch_highlight+ajaxSearch_highlight1+ajaxSearch_highlight2). В своём комментарии Б.А. Ланин подчеркнул, что его «неправильно поняли» и в качестве основных мотивов выступления своих оппонентов назвал политические, коммерческие и психологические. Однако после выступления президента РФ В.В. Путина на родительском съезде 9 февраля скандал, что называется, вышел на новый уровень. Пришлось срочно искать новые объяснения, из которых выбрано было наиболее безопасное: президента дезинформировали (http://echo.msk.ru/blog/boris_lanin/1008504-echo/). У рядового гражданина невольно возникает вопрос: не слишком ли много путаницы и политического шума вокруг маленькой книжки, изданной тиражом в 3000 экземпляров? Мы решили высказаться о данной программе (и не только) именно с профессиональной – филологической и педагогической – точки зрения.

Российская академия образования – организация, осуществляющая научные исследования и экспертизу в области образования, а значит, её гриф (рекомендовано или допущено РАО) – не декоративная виньетка, а некий знак качества. Так, во всяком случае, привыкли считать тысячи российских педагогов. Поэтому прежде всего необходимо прояснить принципиальный вопрос – о статусе программы. Авторы из РАО особенно упирают на слово «примерная», которое, по своему прямому смыслу должно означать «приблизительная». Но есть и еще один смысл – «образцовая», то есть не просто «например, такая», а «такая, какая должна быть, служащая примером», та, на которую следует ориентироваться. Именно этот второй смысл и закреплен в пояснительной записке самими авторами: «Настоящая примерная программа по литературе… является ориентиром для составления рабочих программ и определяет инвариантную (обязательную) (выделено нами) часть содержания образования, за пределами которого остается возможность выбора вариативной составляющей» (с. 55). И еще, теперь уже конкретно о перечне в разделе «Содержание обучения»: «Этот раздел представляет собой список дидактических единиц, которые рекомендуется включить в каждую (выделено авторами) рабочую программу…» (с. 57). Безусловно, сколько-нибудь значимым документом такая программа (особенно после соответствующего заявления министерства) являться не может, но в связи с этим важно представлять себе современное состояние нормативной базы по предмету: Федеральный государственный образовательный стандарт не включает в себя, как было ранее, перечень дидактических единиц, обязательных для изучения. Между тем на новый ФГОС среднего (полного) образования многие школы РФ перейдут в экспериментальном режиме уже с сентября 2013 года. На какие же документы ориентироваться при составлении авторских программ и учебников, учителям (особенно участникам эксперимента) при составлении рабочих программ? Такие же сложности ожидают разработчиков контрольных измерительных материалов для единого государственного экзамена, который в принципе невозможен без твердого перечня элементов проверяемого содержания. Чем же в таком случае будет обеспечен в содержательной части «главный» нормативный документ? Может быть, серией примерных программ по каждому предмету, выпущенных под грифом Российской академии образования – учреждения, которому привыкли доверять все участники образовательного процесса?

В основной школе определённым ориентиром в течение двух лет является вполне реалистичная и учитывающая отечественные образовательные традиции Примерная программа по литературе (Просвещение, 2010). Применительно к старшей школе до появления Примерной программы Б.А. Ланина подобных изданий не было. Еще раз подчеркнем – речь идет не об авторских программах конкретных специалистов, а о Примерной программе, определяющей (в данном случае лишь претендующей на это) инвариант (гарантируемое государством содержание образования), обязательный минимум, который должен присутствовать во всех авторских разработках. Показательно, что в официальных заявлениях РАО не опровергает неоправданного представления о высоком статусе рекомендованного ею «продукта». В ответе на статью «Правды» сотрудники РАО прямо ссылаются на два издания: Примерную программу для 5-9 классов (Просвещение, 2010) и Примерную программу для 10-11 классов (Вентана-граф, 2012) – как на равноценные, взаимосвязанные и продолжающие друг друга документы, определяющие современное содержание литературного образования школьников (см. http://www.raop.ru/index.php?id=1247). Пометки «Проект» на вновь изданной Программе также не обнаруживается. В связи с этим непонятно, почему в таком случае Б.А. Ланин в своем объяснении предлагает расценивать его программу как вольную, ни к чему не обязывающую пробу пера?
Понятийная путаница усиливается и благодаря странному заявлению авторов: «Изучаем В.Г. Белинского – в 9 классе, Астафьева – в 6 классе, Рубцова – в 5…» Кто «мы»? Видимо, те, кто уже выпустил программу и учебники для основной школы (потому что, напомним, Примерная программа по литературе для основной школы, изданная в «Просвещении», не распределяет материал по классам). Благодаря такой «оговорке» можно предположить, что разрабатывалась эта программа как авторская – в качестве продолжения программы 5-9 класса, созданной тем же коллективом (Б.А. Ланин, В.М. Шамчикова, Л.Ю. Устинова) и обеспеченной учебниками с 5 по 9 классы. Более того, в Федеральный перечень учебников, рекомендованных Министерством образования и науки на 2013/2014 учебный год, включены и учебники Б.А. Ланина, В.М. Шамчиковой, Л.Ю. Устиновой для 10-11 классов (базового и углубленного уровней). Но по каким-то непонятным причинам разработчики решили выдать свою авторскую программу в качестве примерной, то есть образцовой, для всех остальных . Именно эта необоснованная претензия и вызывает вопросы у профессионалов. Поясним, в чём заключаются главные изъяны названного труда.

Данная программа неполна, поскольку из нее действительно оказались исключены имена и произведения некоторых классиков. По сравнению с действующей нормативной базой (Федеральным компонентом государственного стандарта среднего (полного) образования) не названы (подчеркиваем – на БАЗОВОМ уровне) Н.С. Лесков, А.К.Толстой, А.И. Куприн, В.П.Астафьев, Н.М. Рубцов и некоторые другие писатели. Указание на то, что в программе для основной школы эти имена присутствуют, проблемы не решает. Просто в 5-9 классах традиционно изучаются, например, «Левша» и «Белый пудель», а в 10-11 классах – «Очарованный странник» и «Гранатовый браслет». И это абсолютно разные уровни изучения. Любому профессионалу, знакомому со школой, ясно, что важнейшей «конструкцией» всего литературного образования является историко-литературный курс (9–11 классы). Именно он «выстраивает» в сознании ученика и новые, и уже знакомые имена и произведения в определенную последовательность, помогая постичь логику развития отечественной культуры, диалектическую связь традиции и новаторства. В противном случае Пушкина «будет достаточно» в начальной школе – зачем к нему возвращаться каждый год? Как можно дать объективное представление о литературном процессе в России второй половины XIX в. на основе программы, в которой нет даже упоминаний о Лескове и Чернышевском? Таким образом, ослабление, «размывание» историко-литературного курса – наиболее болезненный удар по школьному изучению классической литературы в целом.

Программа нереалистична, попросту невыполнима (подробнее об этом см. обстоятельную статью Л.С. Айзермана «Педагогическая антиутопия» в «Учительской газете», 2013, №№ 2–6). Логика «разгрузки», предлагаемая Б.А.Ланиным («все жалуются на перегрузку школьников, мы их вроде бы разгрузили»), оказывается несостоятельной при внимательном рассмотрении того нового материала, который содержится в программе. Программа действительно «разгружает» старшеклассников, оставляя им 2 часа литературы в неделю на базовом уровне вместо обязательных 3-х (см. Базисный учебный план http://www.ed.gov.ru/ob-edu/noc/rub/standart/). Но при этом Программа дополнительно нагружена сложными для школьников произведениями. Например, применительно к творчеству Ф.М.Достоевского в ней предполагается изучение на базовом уровне, кроме «Преступления и наказания», романа «Братья Карамазовы». Бесспорно, это лучший роман великого писателя. Но он и самый трудный. Для его освоения (не следует упускать из виду и отсутствие методической традиции – роман никогда не изучался в школе) понадобится значительное время и немалые усилия. За счет каких ресурсов это должно произойти, программа не уточняет. То же самое можно сказать и о теоретико-литературном трактате С.А.Есенина «Ключи Марии», особенно неожиданном на фоне отсутствия русской критики XIX столетия вообще. (В нынешнем стандарте знакомство с некоторыми образцами литературной критики является обязательным на профильном уровне обучения.) При уменьшении часов общее количество изучаемых авторов (в основном представителей современной литературы) существенно увеличилось. Кроме профанации или подлога, ни к каким другим результатам это привести не может.
Программа директивна (если не сказать – тоталитарна) и практически не оставляет свободы ни авторам учебников, ни учителям. Речь идет не о модулях, которые допускают определенный выбор, речь идет именно о безальтернативном списке имен и произведений. Это бросается в глаза при рассмотрении «современной» части перечня. Традиционно в школе по вполне понятным причинам было принято подходить к выбору представителей современной литературы с большой осторожностью. Действующий Федеральный компонент стандарта полного (среднего) образования (2004 г.), называя в одном разделе фамилии писателей второй половины ХХ века, предлагал ознакомиться с их творчеством по выбору, определяя лишь количество – не менее трех, например. А вот «примерная» программа в этом отношении гораздо менее «демократична» и в списке для обязательного изучения на базовом уровне не просто называет фамилии конкретных современных писателей, но и «закрепляет» за каждым из них конкретные произведения: В.П. Аксенов «Звездный билет», В. Маканин «Лаз», В.Пелевин «Generation „П“» и т.д. Если следовать логике авторов-составителей, «Остров Крым», «Андеграунд, или Герой нашего времени», «Чапаев и Пустота» могут быть лишь дополнением к названным текстам. При этом вопрос о том, можно ли вообще НЕ изучать творчество, к примеру, Пелевина, судя по всему, даже не предполагается…

Программа тенденциозна, поскольку заложенная в ней концепция современного литературного процесса крайне однобока. Внимания удостоены лишь представители «постмодернизма», а представители современной литературы, развивающие реалистические традиции, не отмечены. Даже без политических обобщений налицо стремление создать в сознании учащихся необъективное (а значит – недостоверное) представление о состоянии современной литературы.

Программа неграмотна с теоретико-литературной точки зрения и изобилует фактическими ошибками и неточностями. Даже если не обращать внимания на вопиющие небрежности в таких «мелочах», как имена и отчества писателей, невозможно не заметить путаницы в важнейших понятиях. Например, в «Общей характеристике учебного предмета» дан следующий набор теоретических понятий «два типа творчества (романтизм и реализм); роды и жанры литературы; литературный тип; постмодернизм; современная массовая литература». Именно на этих понятиях предполагается построить весь курс 10-11 классов! Непонятно тогда, каким образом «учащиеся получат сведения об основных периодах развития литературы, о важнейших литературных направлениях», если из этих направлений назван только «постмодернизм». Правда, затем, в разделе «Содержание обучения» дается несколько измененный перечень теоретико- и историко-литературных категорий: «Реализм как литературное направление. Тропы и стилистические фигуры. Драма как жанр. Понятие об экзистенциальном романе. Роман-эпопея. Художественная деталь. Гротеск и фантастический элемент в сатирическом произведении. Драма как род литературы. Виды драмы. Символическая деталь. Диалог в драме. Способы выражения авторской позиции в драме. Акмеизм. Футуризм. Реализм и социалистический реализм. Аллюзии и реминисценции. Жанровые особенности повести-притчи. Жанр иронической эпопеи. Связь литературы с другими искусствами». Прежде всего, бросается в глаза абсолютная бессвязность этого перечня – создается ощущение, что понятия и термины записывались в той последовательности, в которой вспоминались. Нет никакой логики в переходах от направления к тропам, от них – к жанрам, потом – к художественным средствам и приемам, потом – вновь к жанрам, потом – вновь к направлениям и т.д. Видимо, пробелами в памяти можно объяснить и отсутствие, например, символизма (хотя акмеизм и футуризм присутствуют). К тому же здесь мы видим противоречие в понимании такой категории, как реализм – от абстрактного «типа творчества» – к конкретному «литературному направлению» (а в одном из модулей на с. 82 появляется еще одно наименование – «творческий метод»). Обращаем внимание авторов, что полемика вокруг реализма как «типа творчества» имела место в далекие 60-е гг. ХХ века и возвращаться к ней в современной школьной программе вряд ли уместно.

Подведем итоги. Безусловно, перед нами «продукт» крайне низкого качества с профессиональной точки зрения. Но заслуживает ли его появление такого «шумового сопровождения»? Заслуживает, если рассматривать эту программу как следствие гораздо более опасного явления. Свежеутверждённый новый стандарт для старшей школы показал, что государство не захотело брать на себя ответственность за содержательное наполнение образования. А рассмотренная нами «экспериментальная» программа наглядно продемонстрировала, во что это может обойтись российской школе. Ведь, как говорится, свято место пусто не бывает. Поэтому нужно не ждать новых всплесков программного «творчества», а ставить вопрос о необходимости возвращения перечня дидактических единиц (в случае с литературой – перечня обязательных для изучения произведений) в текст стандарта. Причем после серьезного обсуждения в профессиональном сообществе. Только тогда мы будем знать – что же наши дети гарантированно и бесплатно будут изучать в школе. Кроме того, до сих пор остается неясной официальная реакция на единодушный протест против искусственного объединения в стандарте среднего (полного) образования двух самостоятельных предметов – русского языка и литературы. Никаких внятных комментариев, на какой основе предполагалось такое объединение, никто до сих пор не услышал. За решение именно этих вопросов, отложив в сторону упомянутый выше образчик педагогического «брака», необходимо взяться всем нашим профессиональным миром.
Е.В. Волкова, к.ф.н., доц. (МПГУ)
С.А. Зинин, д.п.н., проф. (МПГУ)
Н.В. Корниенко, д.ф.н., чл.-корр. РАН (ИМЛИ РАН)
В.А. Кошелев, д.ф.н., проф. (Новгородский государственный университет)
Ю.В. Лебедев, д.ф.н., проф. (Костромской государственный университет)
А.М. Любомудров, д.ф.н. (ИРЛИ РАН)
Е.В. Николаева, д.ф.н., проф. (МПГУ)
С.И. Панов, к.ф.н., доц. (МПГУ)
Е.В. Подарцев, к.ф.н., доц. (МПГУ)
Н.В. Трофимова, д.ф.н., проф. (МПГУ)
М.И. Щербакова, д.ф.н. (ИМЛИ РАН)

Предыдущие 10